Пиковая дама.

Режиссер-постановщик — Римас Туминас

Либретто Модеста Чайковского, «Пиковая дама» Александр Пушкин

Что наша жизнь? - Игрец. Кто ж не знает Пиковой Дамы? Только вот какой из Дам? Есть пушкинская. А я - вернулся с чайковской. Из Большого. Где Герман, будто Таллин, потерял одно "н" и уже не вполне немец. Где Лиза не замуж благополучно выходит, а в Канавке топится. Где Герман (с одним "н") под занавес не в сумасшедшем доме бормочет, а эффектно стреляется. (Ах, этот немец Герман(н)... Hermann... да что уж там: Немец-German - прямо как Баден-Баден.) Где все действие перенесено на полвека назад против пушкинского: "Славься сим, Екатерина, славься, нежная к нам мать..." и проч. и проч. в сторону царской ложи. Ай да братья Чайковские... Модест оперативно присылал листочки либретто неким тогдашним диэйчэлом в зимнюю промозглую Флоренцию, где Петр Ильич лихорадочно, иногда переворачивая ноты вверх тормашками, сочинял, попутно помечая: "Как я не в духе. Не могу жить вне России", будто запамятовал, что всего лишь месяц назад ставил условием дирекции императорских театров: "Если удастся хорошо устроиться где-нибудь в уютном уголке за границей, - тогда осилю".

"Так в ненастные дни занимались они делом". - Как забавно подсказывает видеосуфлер моим флорентийским соседям по партеру: "They often met when the weather was wet. And it thundered... So when the weather was wet, they often met to beat spleen and sloth." Ну, да, занимались они делом, иначе не скажешь. Очень по-петербуржски. Сначала игрецкая. Потом мертвецкая. Но есть еще куда расти петербуржцам... и уже скоро Герман(н) с эффектным пистолетом (можно сказать, к любовнице пришел) будет вытеснен Раскольниковым, мочившим старушек уже не просто ради "идеи трех карт", но ради Идеи: "Право имею!". Немца сменил русский. Прагматика - идеолог. Но оба мочили в Питере старушек: словом и делом.

Мое предчувствие меня не обмануло: тройственный союз Тугана Сохиева с высоко ценимым мной Римасом Туминасом и с гениальным Петром Ильичом (считавшим Пиковую Даму своей лучшей оперой) удался вполне. Вот мой сосед-флорентиец уже отбил все ладоши. Добро и зло - одни мечты. Труд, честность - сказки для бабья. Кто прав, кто счастлив здесь, друзья? Пушкин - отдыхает. Тройка семерка, бис!