И ПЛЫВУТ "КОРАБЛИКИ". Поставить набоковский "Дар"? Мне это казалось чем-то несуразным. Я не представлял свое самое любимое произведение Владимира Владимировича распятым, словно засушенная бабочка, на сцене. Но все-таки пошел смотреть. Потому что поставили Фоменки. Даже несмотря на то, что это уже была работа не Учителя, а ученика.

И что? Три часа сорок пять минут, с одним антрактом. Набоковский текст сбережен, - прямо как в радиопостановках (на этой ноте должен был бы появиться Кортасар). Постановка Каменьковича вообще-то и есть радиопостановка. И за это ему поклон. Набоковский текст сохранен. С пиететом. Чуть ли не запятые и многоточия озвучиваются со сцены. Это - хорошо. За скобками первоисточника остался разве что "роман в романе", где Николай Гаврилович Чернышевский листает в ссылке марксов "Капитал", но не читает, складывает из страниц кораблики и пускает их вниз по Вилюю. И плывут кораблики...

В театральной постановке кораблики из "Капитала" по Вилюю не плывут. Изъят Н.Г., лишь пунктиром обозначен "роман в романе". Это - тоже хорошо.

Но артисты теряются. Такой всеобъемлющий русский язык, как в "Даре", вряд ли каждому под силу. Исполнитель Федора Годунова-Чердынцева тут теряется особенно. Поэт Кончеев (или тень его), один из ключевых элементов "Дара", - безнадежен. Даже блистательная Полина Кутепова теряется в смутной роли "Критика", - это, пожалуй, то немногое, что режиссер рискнул добавить "от себя"; рискнул, но тут же сам себя и испугался: махина В.В. еще как давит! А, испугавшись сам, и Кутепову испугал, видимо. Отец - это полный провал; и даже шанс, очень театральный, данный в гениально прописанной сцене свидания-столкновения его и Матери в Средней Азии, которую способна была вытянуть Серафима Огарева, - даже этот шанс провален.

Амбарцум Кабанян вполне находит себя в роли Александра Яковлевича (тоже Чернышевского), где от сумасшествия до прозрения - один шаг. Из дивных актерских находок, из даров этого вечера - Екатерина Смирнова, играющая Таню, сестру Федора Годунова-Чердынцева. С сестрами у В.В. вообще отношения особые. Найти тут правильную тональность, - и для постановщика, и для актрисы должно быть головоломкой. Смирнова решает ее легко.

Ну а следом будут несколько моих любимых цитат в подтверждение. (Все они, кстати, аккуратно присутствовали в спектакле у Фоменок, - за одно это им искреннее спасибо;). о момент тут ждешь даже явления гумилевского Трамвая... но в итоге постановщик сдерживает себя, и ни капусты, ни брюквы, ни Гумилева, ни даже призрака Гумилева... а просто берлинский трамвай и набоковский текст... продолжение радиопостановки с аккуратным сбережением текста. Вообще-то, актеры могли бы оставаться "за кадром". И тогда я был бы совсем рад этим вечером, этим очередным перечитыванием гениального "Дара"...

Ну а следом будут несколько моих любимых цитат в подтверждение. Все они, кстати, аккуратно присутствовали в спектакле у Фоменок, - за одно это им искреннее спасибо; вечер в Театре (а театр Фоменко - он остается с большой буквы) - это ведь тот воздух, который расширяет легкие... как сам В.В. в "Даре" говорил о поэзии Пушкина.