7. Мнение совета Российско-Американской компании о необходимых мерах по укреплению торговых связей компании с Сандвичевыми островами, 26 марта 1818 г.[1]

1818 г. марта 26 дня состоящий под высочайшим его императорского величества покровительством Российско-Американской компании совет, слушавший отношение его высокопревосходительства, г. действительного тайного советника, сенатора, члена государственного совета, министра внутренних дел и кавалера Осипа Петровича Козодавлева, присланное на имя главного правления Российско-Американской компании от 13 числа текущего марта под №65, коим предлагает, чтобы правление компании представило все обстоятельства со всею подробностию на рассмотрение сего совета к исполнению высочайшей его императорского величества воли, объявленной ему г. министру от 24 минувшего февраля в сообщении управляющего министерством иностранных дел, его сиятельства графа Карла Васильевича Нессельрода, касательно акта, полученного от Томари Таеевича, короля двух Сандвичевых островов Атувая и Нигау, коим сей король просит, чтобы его императорское величество удостоил принять его с народом и теми островами под высочайшее свое покровительство, обещаясь быть верным со всеми будущими своими наследниками; высочайшая же его императорского величества воля изображена графом Карлом Васильевичем в следующих словах: «что государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может приносить России никакой существенной пользы, но напротив во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами и потому его величеству угодно чтобы королю Томари, изъявя всю возможную приветливость и желание сохранить с ним приязненные сношения, от него помянутого акта не принимать, а только ограничиться постановлением с ним вышеупомянутых благоприязненных сношений, в каковых он находится с другими независимыми государствами, и действовать к распространению с Сандвичевыми островами торговых оборотов Американской компании, поколику оные сообразны будут сему порядку дел. На сем единственно правиле компания должна в тех местах располагать своими предприятиями». Сверх сего его сиятельство присовокупил: «чего хотя полученные донесения от доктора Шеффера доказывают необходимые поступки его, подавшие уже повод к некоторым неблагоприятным заключениям, при всем том его величество, не приступая еще ни к какому положительному решению, соизволил принять нужным дождаться наперед дальнейших по сему предмету известий».

Вследствие сей высочайшей воли совет слушал так же и дело, по оному предмету начавшееся в главном компании правлении и нашел:

1) Когда получено было в оном правлении прямо с Сандвичевых островов, чрез Кантон и Данию предварительное сведение от комиссионера ее, доктора Шеффера, что помянутый король повергает себя в высочайшее покровительство, при коем доставлена и копия с врученного ему королем акта, оригинал, которого Шеффер обещал доставить на российском корабле; тогда же именно 15 августа минувшего года при всеподданнейшем его императорскому величеству от правления компании донесении чрез г. министра внутренних дел представлена та копия с письмом означенного доктора Шеффера, при коем оная приложена была. А в ожидании на событие сие высочайшей резолюции, и как уже доктор Шеффер, бывший при помянутых островах с двумя судами Российско-Американской компании получил в пользу ее от означенного короля для плантажей земли, заключил особые с ним конвенции, застроил факторию, - то правление компании, чтобы сим начатые с королем Томари дружеские и коммерческие связи не расстроить, а облегчить для будущего времени, ежели на то последует дозволение государя императора, нужным почло послать наставление с отправляющимся тогда же из Кронштадта кругом света казенным фрегатом «Камчаткою», полагая, что сей фрегат может пристать к означенным островам. Сие наставление адресовано тому лицу, которое начальствует отрядом русских, на помянутых островах находящихся, а в нем от 20 августа предписаны правила:

а) О защите короля Томари от других островных владельцев, ежели токмо оные случатся не по влиянию какой-либо европейской нации, или не от нее самой;

б) о  уважении сего короля столько, сколько требует образ дикой его жизни;

в) в спорах и делах, могущих случиться между русскими и индейцами, самим не управляться без отношения к королю и требования его правосудия;

г) о неделании островитянами ни малейших обид в присвоении их собственности и женского пола; д) о неупотреблении островитян в работы без платы и принужденно и

е) о производстве торговых связей на том порядке, как до того происходило, пока получатся оттоль обстоятельные сведения и даны будут по оным надлежащие предписания. Потом и сведения сии получены правлением компании чрез Охотск 15 ноября, быв посланы туда на бостонском для компании фрактованном судне «Брутус» от управляющего компанейскими колониями г. Баранова, при коих приложен и оригинальный акт короля Томари о подданстве его. В них заключается следующее:

1) Четыре конвенции сего короля с доктором Шеффером от имени Российско-Американской компании: одна о возвращении ей пограбленного, года за три пред тем, груза, оставшегося с разбитого при острове Атувае корабля ее, о производстве исключительной торговли сандальным благовонным деревом, растущим на том острове, с одною только компаниею, - о дозволении ей строить во всех местах фактории и заводить плантажи с помощью островитян. Другая, - о уступке на вечность в пользу компании половинной части острова Вагу в жителями, и что есть в земле оного, а в замену того компания должна сделать королю помощь под управлением того доктора Шеффера в звании шефа его войск из 500 человек, для возвращения отторгнутых у него островов Вагу, Ранай, Мауви, Маранай и прочих, кои король также покоряет высокому покровительству государя императора. Третие, чтобы американской компании купить на свой щет у бостонского капитана Витимора военное судно за какую бы то ни было сумму, которое употребить для помянутого возвращения островов, а взамен сей покупки король заплатит компании благовонным деревом; и четвертая, что король дарит г. Баранову на острове Вагу, при гавани Ганнарау королевскую деревню, без взимания себе податей.

2) Что доктор Шеффер, вследствие сих конвенций, купил уже у бостонца военное судно «Эван» на щет компании, а в пользу короля за 200 тыс. рублей и перевел платеж к г. Баранову, но сей той покупки не аппробовал и от платежа отказал, потому что он его на все такие дела не уполномочивал, а поручал токмо высвободить пограбленный груз, а буде можно, завести и торг сандальным деревом; следовательно, и принятие в подданство короля совершенно далеко за пределы его власти, и подарки его компании, и оседлости аппробуются ли верховным правительством или нет, также неизвестно, а до того времени запрещает г. Баранов Шефферу входить в каковые-либо дальнейшие спекуляции, требуя от него возвращения бывших с ним судов «Кадьяка» и «Ильмены», экипажей их и о представлении щета о всем вверенном ему капитале, коего у него числится около 200 тыс. рублей. Сии сведения г. Баранов получил на возвратившемся от помянутых островов корабле «Открытие». Суперкарг Торопогрицкий уверяет, что он видел построенную Шеффером на острове Атувае компанейскую факторию, состоящую в доме и магазинах, а сам Шеффер уведомляет г. Баранова, что он не может скоро возвратиться к нему для отчета потому, что данную компании королем землю засеял, засевает и насаживает всякою огородною зеленью, табаком, хлопчатою бумагою, сахарным тростником, кокосовыми деревьями, бананами, тарою, картофелем, арбузами, орехами, куркумою, виноградом, ананасами, померанцами и что он скоро будет принимать целую губернию, королем компании подаренную на острове Ваге. Из сего заключить должно, что он Шеффер отправится на сей остров с войском Томари на купленном для него судне, или на другом компанейском, не дождавши на то одобрения своего начальства. Сии события определением сего совета 19 генваря текущего года поручено правлению компании довести до сведения управляющего иностранным министерством, что им того же числа и исполнено, причем представлен и вышепоминаемый акт короля Томари о его покорении. А по получении нынешнего предложения от г. министра внутренних дел, с объявлением высочайшей воли, оно при исправлении обыкновенной своей годовой в нынешнем марте месяце переписки по всем своим делам с главноуправляющим нашими колониями г. Барановым, от 15 числа марта немедленно предварило уже одного г. Баранова о помянутом высочайшем соизволении, препроводив к нему с отношения г. министра внутренних дел скрепленный список. А до сождания, какое по оному последует дальнейшее сего совета рассуждение, предписало ему г. Баранову, чтобы он доктора Шеффера, яко поступившего в действиях своих на Сандвичевых островах с величайшею легкомысленностию и потому заслуживающего непременно оттоль вызова, дабы не допустить его наделать и еще каких не позволенных поступков, и тем удалить все могущие быть неприятности, а особливо в приведении в исполнение высочайшей воли, ныне не объявленной, постарался принять все меры в вызову его к себе и не дозволил бы ему далее властвовать там ко вреду прочих полезных для компании видов, а потом бы выпроводил его и сюда чрез Охотск. Но как и иностранец и, разочтяся с компанией, может быть, пожелает сам по себе опять обратиться на Сандвичевы острова, дабы обладать подаренною ему землею от другого короля Томи-Оми, в чем ему, без явного нарушения прав его свободы, воспрепятствовать неможно, особенно, когда узнает он, что король Томари не принят в покровительство России, то ежели бы случилось, что он подлинно предпринял обратиться паки на те острова на иностранных судах и, может быть, еще под благовидным каким предлогом, то бы постарался г. Баранов соделать его дружественным для компании, которой он в противном расположении может наделать много вреда, в чем бы советовался с г. Гагенмейстером, начальником отправленной компанией в 1816 г. кругом света экспедиции, и г. Головниным, начальником военного фрегата «Камчатка», который намеревался непременно быть на Сандвичевых островах и в нашем Ново-Архангельске. Из всего сего совет, усматривая, что к точному исполнению высочайшей его императорского величества воли в отношении установления торговых связей с Сандвичевыми островами сделаны уже от правления Американской компании надлежащие распоряжения, в дополнение к оным полагает:

1)           В рассуждении возвращения королю Томари акта его, когда оный будет возвращен в главное компании правление, поручить сему правлению отослать его к г. Баранову с тем, чтобы он, ежели застанет еще там начальника экспедиции г. Гагенмейстера, отправил с ним сей акт королю Томари, и в лице его, как штаб-офицера императорской службы и человека благоразумного, объявил владетелю Атувая, «что государь император, как отец своего народа, никогда не оставит покровительствовать и защищать своих верноподданных, обращающихся по делам торговым и промышленным в отдаленных частях света, будучи уверен, что они во всяком случае окажут себя достойными подданными его императорского величества как в соблюдении спокойствия, не нарушающего ничьих народных прав, так и дружеских взаимных связей, с кем бы не имели дело; а в сем уверении и ожидая, с другой стороны, равного и справедливого возмездия и дружеских расположений к его верноподданным как от самого владетеля островов, так и подвластных ему обитателей оных, всемилостивейше оставляет его в полной независимой свободе, желая токмо, чтобы в такой же свободе искренней дружбы и для взаимной пользы были принимаемы им русские подданные, торгующие и промышляющие в составе Российско-Американской компании и под ее флагом». Ежели же на то время не случится г. Гагенмейстера, то поручить сие исполнить другому надежному офицеру, знающему английский язык, на котором и Томари несколько изъясняется, или в случае неимения такого, то умнейшему из прикащиков компании, и особенно Торопогрицкому, бывшему уже на оных островах, следовательно, знающему тамошние островские обыкновения. По исполнении же сего поручения было бы донесено главному компании правлению с подробностию о чувствах и расположении, с коими король Томари примет сей монаршей отзыв.

2)           В рассуждении оказания всей возможной приветливости владетелю Томари, просить г. министра внутренних дел, дабы исходатайствовал у государя императора всемилостивейшее соизволение на пожалование ему при изъявлении вышеизложенного отзыва, золотой медали с надписью «Королю или владетелю Сандвичевых островов Томари, в знак дружбы его к россиянам», которую и вручить ему именем его императорского величества с Анненскою лентою для ношения на шее, также ежели благоугодно будет его величеству, то можно присовокупить к сему знаку и подарок, стоящий в кортике и в кармазинном плаще с золотыми кистями и газом; в прочем совет всеподданнейше представляет все сие в монаршее его императорского величества соизволение.

3)           Относительно торговых действий Российско-Американской компании с Сандвичевыми островами, чтобы оные производимы были согласно объявленной высочайшей воли, и чтобы нужные для безопасности торговли приобретения земли на сих островах могли быть поддерживаемы, ежели заключается в них существенная польза по ее видам, предоставить главному компании правлению ныне же, не упушая время к удобному достижению в Охотск и отправлению оттоль в Ново-Архангельск судов, послать к г. Баранову ордер, в коем, сверх предписанного уже ему предварительно от 15 числа сего марта, включить и вышеизложенное совета заключение, а относительно вызова доктора Шеффера подтвердить ему г. Баранову, чтобы он непременно удалил его с Сандвичевых островов, а на место его к спокойному управлению теми торговыми и хозяйственными производствами, какие уже там к взаимной пользе компании и островитян начаты и впредь без малейшего опасения или прекословия могут быть продолжаемы точно на основании вышеизображенной высочайшей воли, определил другого человека надежного, умного и скромного, и в подробности, каким образом ему поступать, дал бы ему инструкцию, сообразно тому наставлению, которое послано уже на лицо управляющего тамошней факториею от главного компании правления.

И наконец 4) сие совета постановление в копии представить г. министру внутренних дел от имени главного компании правления.

Подлинный подписали: Иван Вайдемейер, Гаврила Сарычев, Яков Дружинин, Михайла Булдаков, Венедикт Крамер, Андрей Северин и правитель канцелярии Зеленский.

[1] ЛОЦИА, фонд департ. Мануфактуры и внутренней торговли, 2 отд. 2 ст., 1817 г., д. № 350, лл. 17-24

Источник: Окунь Семен. Царская Россия и Гавайские острова. Красный архив. 1936