Поиск
  • Vladimir Orlov

День 27.Мама и нейтронная бомба

Пост обновлен 6 мая 2019 г.

Зима Иркутской области. Проект "До Байкала, вокруг него и обратно за 80 дней". Проехал 17 субъектов Российской Федерации и 5,283 км. Впереди еще как минимум 4 субъекта и 9,800 километров.



27 июля 2017 года


Мама и нейтронная бомба. О существовании станции Зима и о нераспространении ядерного оружия я узнал одновременно. Было это благодаря поэме Евгения Евтушенко "Мама и нейтронная бомба" - пожалуй, одному из самых его конъюнктурных произведений, и уж точно не самому даровитому. И тем не менее, время было такое, что я, политизированный школьник, запомнил равно и про нейтронную бомбу, и про маму поэта, которая родила его вот на этой сибирской станции под названием Зима, в том поселке, на которой я сейчас гляжу на закат с балкона очень евтушенковской хрущовки, глядящей в какой-то безнадежный пруд.


Моя любимая бабушка Люся боготворила Евтушенко, оправдывая даже самые его конъюнктурные произведения (хотя и морщилась при этом). Я к Евтушенко был - по большей части - равнодушен, но вот эту пассионарность любимой пассионарной бабушки забыть не могу до сих пор. That's why.


Когда я читал про "Маму и нейтронную бомбу", моя мама была где-то в среднем арифметическом между Новосибирском и Улан-Удэ, - вот как раз где-то в районе Зимы, на летних гастролях, играя Флореллу в паре с Владимиром Михайловичем Зельдиным в "Учителе Танцев". "Учился я искусству танцев... в Италии, в одной из школ... учителей я превзошел..." "Хвосты бывают трех родов..." - эти стихи я помню с пятилетнего возраста. Зельдин был моим кумиром... Секрет его вечной молодости, говорила мне мама, в том, что он ничего не принимал близко к сердцу.


И при чем тут Евтушенко? Его уже нет. Как и Зельдина. Зима? Да, Зима. Весна. Лето. Осень. Опять Зима.