Поиск
  • Vladimir Orlov

День 48. Суп из Парижа: самый богатый город России

Пост обновлен 7 мая 2019 г.

Кяхта. Проект "До Байкала, вокруг него и обратно за 80 дней". Часть вторая: "Вокруг да около Байкала". Проехал 18 субъектов Российской Федерации и 7,930 км. Впереди еще как минимум 3 субъекта и 7,070 километров.



19 августа 2017 года


Суп из Парижа: самый богатый город России. Современники оставили много воспоминаний о Кяхте, поражаясь, прежде всего ее чистотой и опрятностью, «веселым видом» , впечатлением довольства и богатства. Усадьбы купцов в Кяхте были обширны, имели множество хозяйственных построек, амбаров и складов. Почти в каждой усадьбе был сад и флигель, а иногда фонтан и оранжерея. Всего домов-усадеб, к концу XIX века было 35−40, а среди ее жителей 20 миллионеров. В соотношении на душу населения это был самый богатый город Российской Империи. Гувернеров кяхтинские купцы выписывали из Франции, архитекторов – из Италии…


Вот что писал И. Попов в книге «Минувшее и пережитое. Сибирь и эмиграция. Воспоминания за 50 лет», изданной в Ленинграде в 1924 году: «В Кяхте многое казалось своеобразным, удивляло и поражало приезжего: и самый поселок миллионеров, и его обитатели, их нравы и обычаи, и соседняя колоритная Монголия с бесконечной степью и синеющими на горизонте горами, и веяние пустыни, и подлинный китайский город, возникший после Кяхты, в производившей впечатление, что его годам конца нет, и караваны верблюдов и быков, с монотонно бряцающими ботолами на шее, и тёмно-бронзовые, в жёлтых и красных кафтанах и кофтах, монголы-ламы, и сплошь синие китайцы в разрисованных каретках, или под паланкином, или с длинным прямым коромыслом на плечах, на концах которого висят корзины, и степные лихие наездники на маленьких косматых лошадях, на таких же, на каких сидели воины Чингис-хана, - такие же наездники, безусые, с узкими глазами, с таким же колчаном стрел и луком, только без длинных кремовых и даже фитильных ружей, и широко шагающий верблюд, с вытянутой шеей и продетой через ноздри палочкой, несущей на своих горбах номада, завернутого в шубу мехом вверх, и грустное на одной ноте, пение монгола, и резкие чисто металлические выкрики китайцев…


А рядом великолепный собор, комфортабельно обставленные апартаменты, картины, гобелены, прекрасные библиотеки, платье от Ворта из Парижа, из окон льется пение, рояль, скрипка, - Моцарт, Бетховен, Чайковский. Культура европейца, быт кочевника-номада, тысячелетняя застывшая цивилизация Серединного царства, шаманизм, даосизм, магометанство, христианство, иудейство.


Все религии мира слились здесь, уживаются также мирно, как на сопке Тункинских Альп мирно живут православная и буддийская часовни, обо даосов и пирамида камней шаманистов.


Женская гимназия и каменная баба перед ней, с таинственными надписями, шампанское высокой марки и кислое кобылье молоко, трюфеля и деликатесы, и вяленое мясо из под потника седла, где оно согревалось на спине мохнатой лошадки…».